santagloria: (Default)
Слова висят как в горле кость, зацепились, застряли. Просыпаюсь, когда обычно за окном стоит уже день, точит горячие когти о жалюзи и скутерово сиденье словно поднос, с которого только сняли круассаны. День стоит сверкающим шестом, колом стоит, словно жар прет из-под земли, воздух густ и звенящ, а во всех светах выбиты полутени. Белым отдающая в зрачок жизнь проходит целиком на этих, единственно обозримых, пятнадцати-двадцати прилегающих метрах, за которыми - ослепительная, дрожащая зыбь, в которой невозможно ничего различить.


Жизнь длится от заката до рассвета и доходит по плюс тридцати семи. Жизнь состоит в том, чтобы выбрать попросторней одежду, найти кондиционер да запрятать расчлененный арбуз в холодильник, неловко приподняв полки. Жизнь поворачивается разноцветными сторонами - вода в чужих бассейнах прохладна и чиста, бармены на дискотеках показывают, как удержать на голове бутылку с ромом и поят бесплатно. Продавцы в магазинах заказывают понравившееся платье из-под земли, а потом долго сидят вместе с тобой в уютных продавленных креслах и ярко краснеют в ответ на благодарности. Ослепительные мальчики-моряки знакомятся в аэропортах (от одного сочетания уточнения и места становится щекотно). В мороженой лавке щербет из клубники восхитителен. В холодильнике осталась бутылка холодного розового. Эта жизнь пройдет и неминуемо кончится смертью, но как же ослепительна. Как же прекрасна.
santagloria: (Default)



Каждый год Горан Брегович и его "Оркестр для свадеб и похорон" приезжают в Рим с одним-единственным концертом - и так повелось, что этот концерт я, по мере сил, стараюсь не пропустить. Во-первых, у меня с ним связаны сентиментальные воспоминания еще с далекого 2000 года, когда Брегович в вечно белом костюме выходил на сцену с огромным барабаном, а я, ошеломленная не сколько концертом, сколько тем, кто туда меня привел, стояла в толпе, плотно заполняющей импровизированный партер старого ипподрома в Кампанеллах.

Во-вторых, я считаю эти 30-40 евро за билет ежегодным взносом в счастье - например, за 7/8 - 11/8 или за Σου άξιζε μια καλύτερη αγκαλιά (которую поет Георг Даларас).

В третьих, само место достойно посещения - концерт проходит в старом римском амфитеатре, выстроенном Агриппой в 27 году н.э. - кстати, это единственный амфитеатр, который полностью сохранился и который до сих пор гордится феноменальной акустикой - негромкий шепот на сцене слышен до самых дальних рядов безо всяких усилителей и микрофонов.


На концерт собирались заранее: за сорок минут до открытия у ворот стояла длинная очередь из людей, трепетно сжимающих в руках подушки и подушечки всевозможных размеров (на каменных рядах долго не высидишь, а платить 3 евро за аренду концертной экономные римляне не собирались). Потом минут десять шагали от ворот до театра, стараясь придти первыми и занять места получше и поцентральней, спешили в косых лучах закатного солнца, не глядя по сторонам - ни на монохромные роскошные мозаики терм, ни на самолеты, сверкающие серебристыми рыбьими брюшками, что шли на посадку в аэропорт неподалеку.

Рассаживались в сумерках, разномастной толпой, и справа от меня сидела пара с маленьким еще ребенком в коляске, а слева привели и усадили старушку с клюкой, по рядам даже прокатился шепоток "ей сто два года!". Пошла подружиться с охранниками и спросить о съемке,как потом оказалось, не зря, потому что давали снимать только двум фотографам от прессы, остальных же гоняли. Но потом народ вскочил, пошел плясать, плотно забив телами весь пятачок у сцены и поднял такую пыль, что женщины из хора показали музыкантам играть тоном ниже, потому что першило горло.

Минут через сорок я уже была прижата к заборчику плотной, пыльной, горячей, скачущей толпой - толпой, снимающей туфли, выбивающей босыми пятками из теплой земли облачка рыжей мелкой пыли - толпы, местами пахнущей вином, местами сливовицей, но невероятно добродушной и улыбающейся до ушей, и в ней, среди белых рубашек и цветастых платьев, то и дело смешно подпрыгивала лиловая чалма худенького, невысокого индуса да блестели стекла его же очков.

Охранники пригибались под дулом объектива, оба солиста ржали, глядя, как зажимаю в зубах крышку от фотоаппарата, а с Людмилой Радковой переглядывались целый вечер - она смеялись, показывая жестами, как ей пыльно петь, а я показывала, как мне пыльно фотографировать. На прощание поклонилась ей, приложив руку к груди а она послала пару воздушных поцелуев. Концерт кончился, все распрошались и ушли - и вышли снова на бис и трубачи плясали, а Брегович дирижировал стаканом с алкоголем и снимал пиджак, и снова веселилась толпа под зудящий, заводной "Калашников", а потом, пыльные, уставшие, шли назад к машинам в белой полосе фонарей, среди ветвей шарахалась очумевшая от скрипок и дудок луна, под которой черномордые мозаичные тритоны таращились на красные и синие огни пролетающих самолетов.



фото )
santagloria: (Default)


Еще один Клаудио, барменша с голой спиной и странные фото в темноте

+++ )
santagloria: (Default)
И в начале был вечер и была ночь - день первый.

Вечер был долог, темен и ленив - и оживился, только когда дошли до пляжа в свете фонарей. Перестал томить. Невозможно томиться, когда впереди пляж теплого черного песка с накатывающими пеной волнами, а позади - долгий и тяжелый день. Когда над головой небо в сто свечей с вытянувшейся во всю ширь Большой Медведицей и ярким мазком Плеяд, когда от холода воды перехватывает дух и тихо поскуливая, падаешь в мокрую ниц, потому что - или сразу, или никогда, иначе разорвется сердце - а потом не можешь из этой воды выйти, насколько обжигающе хороша. Насколько тесна, незаметна граница между темной водой и небесным сводом, выражающаяся не в разнице цветов, но в плотности - та же тьма, но холодней, насыщенней, текучей.

И был день второй, и на рассвете по песку шатались крошечные серые крабы, а море стояло зеркальным столом и вода достигала лопаток. На близком дне видна каждая песчинка. Неподалеку от берега ходили косяки веселых рыб - пять дюжин мальков под присмотром четырех взрослых, терлись еле заметно о лодыжки. Морской сомик ютился в выбоине скал, а рядом, выпростав руки, завтракал небольшой осьминог, блестел глазами, выхватывая из прозрачной синевы плавающую мелочь и два морских ежа сидели у его ног в ожидании объедков. Вставало солнце, прибой сгребал прибрежную гальку в кулак, словно рассеянный параноик, решивший изобразить сад камней. Крупная серебристая рыба вылетела из воды и пронеслась в сторону берега полутораметровыми прыжками, еле успев затормозить в тридцати сантиметрах от пляжа - и я, изумленная, онемевшая, осталась там, с вытянутой рукой, так и не успев никому ничего сказать, ничего крикнуть, ничье внимание обратить - на эту серебристую, восторженно живую рыбу, на гладкое прозрачное море, на весь мир, оказавшийся вдруг, словно храм Святого Петра - больше, гораздо больше любого о нем представления.
santagloria: (Default)




История фейерверков у замка Святого Ангела начинается в 1481 году - первый из них устраивают в честь десятилетия правления честолюбивейшего папы Сикста IV Ровере. Так как первый месяц лета - время для фейерверков самое благодатное, да еще удачно совпадает с праздником Святых Петра и Павла, покровителей Рима, то красочная привычка удачно приживается на следующие четыре века.

В конце июня 64 года апостола Петра казнили на Ватиканском холме, распяв вниз головой в старом цирке Нерона, а Павлу отсекли голову на виа Остиенсе (места отмечены базиликами San Pietro и San Paolo fuori le mura). Позже память о святых удачно привилась на тысячелетнюю привычку устраивать в это же время празднования в честь Ромула и Рема, основателей города. Но вернемся к фейерверкам. Устраивали их все Возрождение и перестали только тогда, когда Италия стала объединенной, а именно в 1871 году. Лет девять назад мэрия Рима решила восполнить нехватку зрелищ и устроила первый скромный фейерверк, продлившийся, помню, всего минуты три - совсем не чета вчерашнему, почти двадцатиминутному.
Снимала, сидя на набережной, ногами в Тибр - потому ракурсы разнообразием не отличаются, но снять с разных точек не вышло бы все равно - набережные были забиты под завязку.


+20 )
santagloria: (Default)
Короткий дайджест о вечернем и ночном времяпровождении или где можно тихо выпить девочкам
(особая признательность Л. за идею и компанию).





Место первое - террасса гостиницы "Gladiatori", пусть маленькая, но зато - с ослепительным видом на Колизей и руины Золотого Дома Нерона. С учетом того, что вход стоит 15 евро - наливают мало, зато кормят - буфет с пастой, рисовым салатом и прочими штучками (особенно неплохи были шпажки с дыней и ветчиной и со свежими фруктами) и даже услаждают слух джазовым трио с затейливым саксофоном.
Заглянуть перед ужином на аперитив - самое то, тем более что расположена гостиница в квартале, где полным-полно неплохих ресторанов - можно выбирать, куда отправиться, просто рассматривая окрестности.
Так как подобные вечеринки устраивают не каждый день, а лишь изредка - имеет смысл узнать заранее.



+2 фото )




Место второе - крыша Radisson Sas, что у вокзала. Жить там не порекомендую, а вот отправиться выпивать на крышу - очень даже. Во-первых, бармены лучше и искушенней, во-вторых, место попросторней, а в-третьих же - бассейн, а вокруг него - удобные шезлонги, на которых так удобно можно устроиться с коктейлем в руках и рассматривать стаи чаек, что белыми блестками кружатся в свете прожекторов над далеким Алтарем Отечества.

Да, подобные вечеринки на крышах устраивают не каждый день, а лишь изредка, поэтому имеет смысл узнать заранее.

+4 )



Место третье - только что открывшаяся летняя площадка клуба La Maison, что на набережной Тибра, прямо у Sant Angelo. Все очень красно-кроваво, с совершенно еще не устоявшейся публикой - зато периодически сносит крышу, когда под "бумс-бумс" задираешь голову и видишь купол собора Святого Петра или крыло каменного ангела на мосту. Лето в городе, в городе - лето.

+3 фото )

Profile

santagloria: (Default)
santagloria

May 2015

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
171819 20212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 21st, 2017 07:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios